ВОЙТИ

Блоги на Formula 1 Only

Авторские колонки о Королевских автогонках

Добавлено : Дата: в разделе: Мнение

Горячие и не очень головы: факты, курьёзы, комментарии о безопасности в Формуле-1

Вы любите Hungaroring? Я тоже не особенно, поэтому в свете венгерских традиций «каким стартовал, таким и приехал» предлагаю продолжить про безопасность

В то время как по всему миру ширится красочное гей–движение, Экклстоун организовал какой–то кислый марш за безопасное вождение. Видимо, мужик вообще не в тренде (80 лет на мироощущении сказываются). Ну что такое безопасность в сравнении с мужчинами, которым кажется, что они женщины, хотя нужно сказать, что и на этом поле (я имею в виду именно безопасность, а не геев) есть много чего интересного.

 

После трагедий, которые случаются во время проведения чемпионатов, горячие головы (в основном те, кто редко покидает диван или удобное кресло перед монитором) высказываются настолько разнонаправлено, что любо–дорого почитать.
Например, одно из таких заявлений предписывало при появлении посторонних предметов на трассе автоматически лимитировать скорость. Для этого по всему болиду требовалось установить датчики, контролирующие целостность машины (а то у пилота по ходу гонки мало оперативной информации, пусть ещё послушает о трещине в носовом обтекателе). Интересного, в ряду которого попадается и откровенно идиотское, полно. Читайте.

А знаете ли вы, что иные пилоты сопоставимы по крутизне с космонавтами. Один из таких — Роберт Кубица, который на Гран–При Канады в 2007 (тогда случилась его самая знаменитая авария) испытал перегрузку в 28G (разные источники указывают разное предельное ускорение, я взяла меньшее). Напомню, при стартовом ускорении космического корабля перегрузки покорителей космоса не превышают 10G, а Роберт, не покидая Северную Америку, умудрился достичь массы в 2 тонны (правда, кратковременно) при том, что собственный вес поляка равен 73 килограммам.

Безопасность требует средств: Монако, Австралия, Германия

Перед проведением Гран–При Монте–Карло прямо по всему государству устанавливают 5,5 тысяч барьеров, которые наверняка завозят из соседней Франции, ибо откуда столько взять в суверенном княжестве. Барьерами не ограничиваются и ежегодно ПРИВАРИВАЮТ все крышки дорожных люков, потому как болид несётся по трассе с огромной скоростью, создавая между крышкой и днищем разряжение. А ну как люк взлетит в воздух и угодит в какое–нибудь сиятельство, сидящее неподалеку от трассы (ибо подалеку в Монако сидеть невозможно географически). Короче говоря, люк проще приварить.

В Монте–Карло (кроме земли) есть ещё и проблемы со светом. В знаменитом 400–метровом туннеле мало того, что установили доселе невиданную искусственную иллюминацию, так ещё и какими–то неведомыми технологиями закачали внутрь солнечный свет. По заверениям авторов проекта, это обеспечивает оптимальное освещение, однако согласно телевизионной картинке гонщикам на вылете из туннеля по–прежнему ни фига не видать.

В Австралии решили обезопасить гонки не вширь, а ввысь, установив ограждение в 3,8 метра. Эта высота закралась в расчёты неслучайно — в 2001 году колесо от разрушенного болида её преодолело, убив маршала. Теоретически резиновый снаряд может перелететь и более высокий барьер, но практически наращивать высоту уже не получается — в Альберт–Парке на это пока нет средств.

В Германии всё наоборот — деньги есть, но креатива маловато, поэтому трасса улучшена в традиционном для Северной Европы умеренном стиле, хотя заплатить за это пришлось более 50 000 000 евро. Вот уж действительно, что немцу хорошо, то русскому годовой бюджет.

А в это время в сауне

Обычным гражданам в сауне рекомендуют проводить не более 8 минут (при температуре около100 С). На гонках в Азии и Австралии температура внутри кокпита легко подниматься выше 50 С, нередко пересекает отметку в 60 С, а зачастую так и норовит умчаться к бесконечности, при этом гонщик пилотирует болид на высокой скорости более 2–х часов в полном обмундировании невзирая на злокозненный термометр. Остаётся только поражаться … собственной мягкотелости. Сила воли пилотов вызывает как минимум уважение.

Пожар!

На случай пожара пилоты также неплохо вооружены: костюмы производства DuPont позволяют выдерживать температуру горения (около 840 С) в течение 11 секунд (каждый комбинезон шьётся на заказ).

Для борьбы с пожаром на пит–лейне дежурит специальная команда, состоящая как минимум из пяти пожарных расчётов. В каждом — четверо пожарных, вся кавалькада расположена в непосредственной близости от пит–лейна. Интересно, куда все делись, когда горел Williams?

Шиномонтаж и прочие особенности пит–лейна

Шины болида заполняют азотом (молекулы чистого вещества имеют одинаковый размер, то есть стабильную плотность при одной и той же температуре, в отличие от молекул воздуха — это смесь нескольких газов), то есть азот позволяет сохранять равномерное давление при сильных нагрузках. Это не перестраховка, а осознанная необходимость, так как даже изменение в 0,05 бар на высокой скорости снижает точность управления болидом.

На протяжении нескольких лет все шины (в том числе и Pirelli) тестируются по 130 пунктам регламента. Если хотя бы в одном образце обнаруживают несоответствие — уничтожают всю партию, поэтому Хэмбри постоянно начеку.

Улетел, но обещал вернуться

На скоростных трассах для повышения безопасности, а также в поворотах с небольшой зоной вылета разработали специальный быстродействующий барьер. Эта защита дополняет стандартные отбойники из старых шин, при этом совокупно система в состоянии поглотить энергию болида на скорости 200 км/ч.

ДПС на питлейне: маршалы свирепствуют

Штрафы за превышение скорости на пит–лейне превосходят всякое разумение, превращая российских работников полосатого жезла в младенцев и бессребреников (но, разумеется, это временное явление). Так вот, за любое (даже 1 км/ч) превышение скорости стюарды выписывают (а не просто кладут себе в карман) штраф. Вниманию тех, кто недавно рассчитался с отечественными стражами беспорядка на дорогах: в Ф1 в пятницу и субботу каждый километр превышения стоит 200 евро, а во время гонки гусары денег не берут, зато заставляю вне очереди ездить по пит–лейну. Жесть!

Врачи разные нужны, врачи всякие важны

На трассах Ф1 предприняты беспрецедентные меры медицинской безопасности. Начать с того, что ежегоночно на пит–лейне дежурит дантист. Это правда. Теперь к делу:

Медицинский центр, расположенный на автодроме, по оснащению ни чем не отличается от современной больницы. В нём постоянно дежурят от одного до трёх специалистов в разных областях медицины (включая хирурга–ортопеда и анестезиолога).

В дни проведения Гран–при около 15–ти госпиталей находятся в состоянии боевой готовности.

В течение трёх дней гоночной сессии на трассе постоянно присутствуют две санитарные машины и вертолёт с медицинским персоналом на борту. Рядом с автодромом дежурит ещё один вертолёт, а четыре дополнительные санитарные машины барражируют вокруг трассы.

Зрители тоже не остаются без внимания: в дополнении к 130 врачам и санитарам за безопасность зевак отвечают ещё около 150–ти специалистов. Где тут чихнуть без присмотра — живым бы выбраться.

Большой брат не дремлет: глобальный учёт и контроль со стороны FIA

ФИА прилагает огромные усилия, чтобы проинспектировать все болиды на предмет соответствия правилам техники безопасности. Обыски и расстрелы (прошу прощения, проверки) начинаются с утра пораньше в четверг, а заканчиваются только в воскресенье практически на стартовой решётке. А вы говорите, что жена гонки смотреть мешает. Подумайте, какая административная мощь мешает пилотам пилотировать, а потом выдохните и успокойтесь.